?

Log in

entries friends calendar profile My Website Previous Previous
oldtimer_lj
Или удивительный вывод, что деньги могут не всё.
Речь идет о специальных выборах в Американский Конгресс в 6'м округе в Джорджии. На место, освобожденное Том Прайсом, назначенным Трампом на пост Секретаря Здравоохранения.
Демократы захотели рассчитаться за поражение на общих выборах и отважно ринулись в атаку. В принципе, похвально. Поскольку для борцов идеологий важно не прекращать борьбу. И не считать временное поражение финальной катастрофой. Кандидатом от них, кстати, был сын русских иммигрантов, не пожелавший учесть опыта бегства своих родителей из Социализма, а, наоборот, вооружившийся теми же идеями от обучения в Западных университетах. Противницей его была ничем не выдающаяся рядовая Республиканка.
Это о расстановке сил.
Теперь о том, что меня заинтересовало.
Деньги, деньги, деньги. Чудовищное количество денег было брошено на обеспечение победы Джона Оссова. Огромное количество волонтёров обходило дом за домом в округе, национальная пресса писала о благородстве, и прозорливости кандидата, который изменит весь мир к лучшему, если только ему дадут шанс. И Голливуд одобрил. Герои любимых фильмов, все поощрительно кивнули. Вообщем всё работало в пользу прогресса мирового порядка против дремучести замшелых Республиканцев. Было поцеловано немалое количество черных детей. И про всеобщее потепление не забыли, и про права сексуальных меньшинств, и про несчастных беженцев призывного возраста, неутомимо эмигрирующих в страны Запада.
А потом, в день выборов, наступило беспощадное отрезвление. А почему? Что же, потраченные 12 миллионов Оссовым против 4х миллионов Хендель совсем не сыграли роль?
Думаю, что это не так. Мы живем в реальном мире, и деньги, конечно, могут многое. Могут они открыть глаза на грязные истории, могут расстрогать благородством своего кандидата, могут ожесточить и заставить выйти на улицу в непогоду для голосования. Но не могут они взять и зачеркнуть природу того, который, в конечном итоге, идет и голосует. То есть, лучше бы иметь кандидатов с примерно одинаковой платформой, а потом пустить бурный поток дензнаков на поддержку того и ли иного красавца духа.
Так и получилось. И, кстати, дело не в Социализме против Капитализма, и, вообще, в самих идеях. Дело в людях, которые голосуют.  В их общих взглядах. Было бы дело в Кaлифорнии, или в Нью Йорке, и результат был бы противоположен.
Вывод для себя. За душу бороться надо значительно раньше, чем за два дня до выборов. Тогда и деньги помогут.
Leave a comment

aвтор: © oldtimer

Обычно не люблю публиковать что то одно за другим. Слушатели устают, меньше свежести общения, но стал чаще думать о промедлениях. Хочешь что то сделать, откладываешь под каким то предлогом, потом всё идет в конец очереди, а кто то более прыткий проталкивается вперёд, возьми меня с собой...

Итак. Внучка плавно скользит по залам Дворца Чудес, одного из самых неизвестных Чикагских сокровищ - Восточного Института. Один раз она здесь уже была, но, по моему напоминанию, немедленно рвется в бой. Скорость её как у торпедного катера, не отягощена жизненными сомнениями, развилками дорог, в руках какая то цидулька с немедленной Интернетной связью, если я задаю какой то тупой вопрос, и она не знает как ответить. Следую за ней, вернее, плетусь, краем глаза только слежу, куда она заворачивает, чтобы вовремя ткнуть носом во что нибудь интересное, или противоречивое. Заодно работает и подкорка... Мы приближаемся к месту Встречи. Вроде бы это будет у следующего стенда, и, вдруг, отпрыск замирает около предыдущей экспозиции. "Дед, ты помнишь историю о мальчике, не приготовившем уроки в городе Ур?" "Как странно, что у меня как раз был такой же день, у меня живущей через аж две с половиной тысячи лет...". Конечно, я помню историю мальчика, еще в русском переводе. Но, еще более весомо, что внучка обратила внимание как раз на то странное, чего я сам ожидаю от Встречи за углом.

'Да, говорю, не интересно ли это, что столько лет назад здесь жили такие же люди, как и мы, и чувствовали также, и им было больно, и радостно, и мы можем их понять, через века. Молчим, и размышляем. С завидной уверенностью раздается заявление "Я напишу об этом историю".

Да, это так, это странно, и это не странно. Слишком коротка череда премен, и мы можем понять наших предков, и они, наверное, смогли бы понять нас в наших трудных дорогах и проблемах.

Подходим к следующему стенду, туда куда неуклонно вели ноги. "История о Гильгамеше". Выраженная в клинописи живая трепещущая струя вечных поисков смысла жизни и смерти, дружбы, любви, и предательства.

Спасибо, конечно, Роберту Сильвербергу за то, что он, не отклоняясь в значительной мере от первоисточника, наполнил древнюю историю смыслом наших параллельных исканий, и выводами, к которым может прийти каждый из нас. Но внучке я эту книгу сейчас не рекомендую, слишком много эротики.

Встреча вновь состоялась. От Гильгамеша, до моего детства с "Глиняными Книгами", к Сильвербергу, с вязью времен, не прерывающейся ни на шаг. И от меня к тем, кому и дальше будет интересно заглядывать на повороты историй прошлого, которое так похоже на настоящее.

Leave a comment
Тема Лары (Lara's theme)
Мои музыкальные потуги переживают бабье лето.
За годы пребывания в оторванности от корней юности, музыка как то отошла на второй план. Пылится проигрыватель, стареют колонки. Не прикасается рука к винилу, и музыкальные ссылки посещаются реже.
Старая любовь, что когда то была жизнью, робко стоит в сторонке теряя надежду привлечь мое внимание от блеска иных фавориток.
Но жизнь не стоит на месте.
Совпадают сразу несколько факторов. Я покупаю новую машину со значительно лучшим стерео, начинается долгая регулярная дорога к медленно уходящей матери, и поездки в студию танцев тоже создают момент встречи  с собой, и прошлым. Вдали от компьютера.
Подступает момент прослушивания старых дисков. И с ними воспоминания.
Звучит Рей Конифф, и вдруг бьет по голове "Тема Лары" из того далего самого первого "Доктора Живаго".
И происходит что то странное. Вроде бы должен погружаться в бездонные глаза Джули Андрюс, в океане эротических мечтаний. А приходит в голову нечто другое, день моей первой встречи с пластинкой с этой мелодией. Глянцевые обложки ослепительных сокровищ, приобретенные из под полы, музыка, уносящая в неведомые миры не слишком обласканного вниманием сверстниц того далегого меня.
Первый громоздкий проигрыватель, шуршание иглы, звуки пока странного английского языка, тоже воспринимаемые как музыка.
"Вокруг Света", "Мелодии Зарубежной Эстрады". Новая подруга забирает всё больше внимания. И дарит щедро в обмен на моё. Становлюсь приглашаемым на гулянки как поставщик музыки. А потом начинается коллекционное время. Проходят через руки пластинки стоимостью в месячную зарплату инженера. Что то уходит, просто не по зубам на долгое время, что то остается, в коллекции и в памяти. Заодно вихрь музыки приносит новых друзей, дискотеки, знакомства со странными мелодиями, без которых потом не хочется жить.
И, наконец, момент отрезания прошлого. Пора расставания с подругой. И исчезает она, жертвуя своей жизнью, чтобы открыть мне двери в будущее. Где уже нет для нее места.
Потом, правда, идут судорожные потуги воссоздать. Покупки здесь и там, приобретения. Но сама уже среда изменилась, и нет особого времени (или желания?) даже для прослушивания.
Сейчас, думаю, я могу воссоздать свою коллекцию один к одному, не особо экономя. Мои инвестиции даже не заметят этих трат. Но нужно ли это на короткий срок обладания, если вскоре дети будут выбрасывать никому не нужный, оставшийся от меня хлам?
Всему свое время.
2 comments or Leave a comment

THURSDAY, MARCH 18, 2010

В вечном дозоре

aвтор: © oldtimer

В вечном дозоре, в вечном дозоре, в вечном дозоре...

Тянутся, тянутся черно - мраморные списки с бережно выгравированными именами парней, спящих в подводных могилах. Каждый с разным именем, но одинаковым силуэтом подводной лодки, исчезающей в тумане. Не забыт никто. И нежно прикасается ладошками бриз с Вайкики, небоскребы искрятся под солнцем. Жить бы и жить в раю, любиться, растить детей, радоваться мелким и крупным успехам... Но не дано

Элегантная "Боуфин" притулилась скромно к берегу. Она вернулась и возвращалась всегда. И теперь тихо покачивается у причала. Затем, поодаль Мемориал, белоснежный на темной голубизне, с легким намеком чего то рыже ржавого рядом, а еще дальше - зловещие клыки "Миссури".

Весьма в возрасте, женщина подкатывает старичка в коляске. Пилотка в значках/орденах, и сам какой то явно причастный к тому самому. Глаза, правда, потухшие. Но чего то ищут по бесконечному ряду имен, и тянется слабо рука к стене. "Моему папе - 90, но он у меня молодец " - с гордостью сообщает женщина. 90? Значит, именно то время. 70 лет тому назад.

Налетает толпа хохочущих беспощадных голоногих потомков. Безжалостно выдирают задумавшегося из коляски, ставят у стены, охватив со всех сторон, и фотографируются с ним до умопомрачения. Но и я и он понимаем, что это наши ребята. Те, которым не всё равно. И разглаживаются, хотя бы на время морщины. И в глазах появляется что то забытое. 

И катятся, катятся тягучие "черные слезы" "Аризоны". Тонкая пленка масла всё поднимается с глубины через десятилетия. Корабль плачет не о тех, которые несут службу в глубине его навечно погрузившихся деков, а о оставшихся еще в живых 22 моряках. Когда они вернутся в его мир, тогда и прекратятся слезы, и он вновь выйдет в поход. В вечный поход на стражу мира живых.

Написал этот пост около семи лет назад. И вдруг сегодня реальная жизнь напомнила о нем.

Вот этой статьей.


https://www.usatoday.com/story/news/nation-now/2017/04/19/uss-arizona-survivor-interred-pearl-harbor/100633042/

Раймонд Херри, очень похожий на старичка из моих воспоминаний о Гавайской поездке, не был на Гавайях никогда с того страшного времени, когда его, девятнадцатилетнего матроса "Аризоны" взрывная волна выбросила в воду. Потом рывок к острову Форда, полуплывя, полубредя. Потом оставленный кем то пулемет, и бешеная пальба по японским самолетам, пока атака не прекратилась.
И вот сейчас он вновь на "Аризоне", теперь уже насовсем. Его останки погребены в могиле 1177 моряков, погибших в тот день. И тех 42х ветеранах, которые, как и Гарри, завещали похоронить их рядом с друзьями.
В живых остается всего пятеро.

Leave a comment
Название звучит весьма амбициозно. Но самом деле это лишь встречи, встречи, встречи во времени. И, в основном, даже не встречи, а возможности встреч. Подойдешь к двери, подумаешь, постучать, или нет. А потом захлебнешься в потоке регулярного. И оставишь на потом. И собираются вот так горы записей, чудеса, которые не состоялись. А поезд жизни, понемногу, движется к окончательной станции.
Но, всё же, кое что замечательно случайное вдруг происходит, и происходит в мой очередной пятничный вечер, когда друзья собираются у очага, рассказывают байки, и ждут моего улова, улова развлечений.
Но сначала придворный ресторан, обжорка, питье пестроэтикеточных напитков дальних стран, разговор о дальнейших выкидках Трампа, а потом переход в подвал к светящемуся экрану.
Приятель хвастается находкой новой французской певицы, которой не встречал раньше, Заз. Я отвечаю тяжелой артиллерией "Королей российского сыска", чудесным фильмом 1996 года, о котором не слыхал раньше, поскольку отплыл за пределы русского языка на 15 лет раньше. Испытываешь какое то теплое чувство к исчезнувшему реалу, который уж никак не совмещается с моим жизненным опытом. Лезу на сайт режиссера, и открываю возможности встретиться еще раз.
А потом происходит самое интересное. Угощаю гостей статьей Сергея Рубцова о развалинах поместья Энгельгардтов.
И вдруг глаза гостьи наполняются слезами.
"Ты знаешь, Володя, ты открыл мне дверь в семейную легенду".
В этой усадьбе венчалась моя прабабушка. Она была дегустатором на одном из винных заводов Энгельгардта, а ее жених - мой прадед - управляющим. И хозяин пригласил сделать свадьбу там"
Потрясенно молчу.
А сколько вселенных пролетает мимо, так и не встретившихся взглядами.
Leave a comment
Отвечаю на предложенную мне тему дискуссии, исклющительно трудную по предложению решений.
"Ну вот для затравки:
Как "их действительно соблюдать" там, где 99,9% населения свято верят, что "Закон, что дышло, куда ткнёшь - туда и вышло". И сказано-то красиво. А Альберт Эйнштейныч нас учил, что всё правильное - красиво.
Воспитывать, прививать, создавать гражданское общество? А история нам даст время на такие удовольствия?
Царь-батюшка воспитывал, прививал... Допривывался."

Возразить не могу. Сам был в той же упряжке.
Однако, даже при всех колоссальных трудностях преодоления предыдущего опыта истории, выхода другого нет. Надо что то делать сейчас, и постоянно. Иначе страна будет медленно но верно отставать от тех, кто строит свою жизнь на законах. А потом всё опять взорвется. А я не люблю революции. Давайте попытаемся менять это сознание постепенно. На хороших примерах. И подумаем как это сделать.

7 comments or Leave a comment
Теоретически это должно быть ревью фильма. Но что то останавливает меня, и заставляет размышлять на какие то иные темы. Скорее всего, это о чем то другом. Но вот о чем, как то трудно сказать. Пока не разобрался.
Останавливается автобус в маленьком городке, затерянном где то на безбрежных равнинах Среднего Запада. И радостная толпа встречает людей в военной форме, вернувшихся с Большой Войны. Лишь одного из них не ждет никто. К нему сразу проникаешься сочувствием, не говоря уже о моментальной симпатии к человеку с затаенной грустью в глазах, вежливого и с  замедленностью реакций. Несмотря на внезапные и тошнотворные приступы прошлого, хватающего за горло.
А возвращаться ему, оказывается, некуда. В родном доме живут чужие люди, нет больше родителей, и единственная связь с ушедшим, брат, платит по полной за совершенные ошибки в местах не столь отдаленных.
И вот наш герой едет, бредет по дороге, не зная, где остановиться, в порыве уйти от прошлого.
Пока не встречает странного старичка, направляющего его в Долину Света. На озеро, в леса, туда, где есть лучшая в мире рыбалка. И там солдат увидит тех, кто будут к нему неравнодушны, или вообще ухватятся за него как самое дорогое в жизни.
Дальше уже не буду ничего пересказывать. Рекомендую посмотреть самим.
Хочу только поделиться странным чувством. В течение всей картины не покидает ощущение, что вот вдруг, сейчас, за поворотом солдату отплатят злом за всё то хорошее, что он делает открывшимся ему людям. И, самое интересное, что то же самое чувство испытывает жена.
И становится не по себе. Наверное, что то, всё таки изменилось в нашем отношении к жизни. А может быть мы никогда не видели таких картин? Смешных и наивных?
Играют все актеры замечательно. И главный герой, Ной, и Элеонор, и, конечно, Метью, феноменальный мальчик, не доживший до осуществления мечты.
А со старичком получается конфуз. Он, вроде бы, умер лет за пять до встречи у костра на дороге.
Картину можно посмотреть и на английском, и в русском переводе.
Откровенно говоря, смотреть на английском будет нелегко, продираясь через южный акцент.
The Valley of Light (2007)
russian copy
Leave a comment
Мой взгляд на сравнительное развитие систем образования в России и США.
Учился я там, видел, и вижу, что происходило и происходит и здесь и там. Предаюсь горестным мыслям.
Там мы имели огромное количество знаний для заучивания, не слишком много времени для осмысливания. Плюс - воспитание огромной задницы для прилежного обучения. Минус - не слишком много инициативы для применения его.
Здесь было неньше заучивания, и не слишком усердное толкание к прилежанию. Зато было побуждение к инициативе использования того, что понял, и стремление идти вперед.
К чему всё пошло, там и здесь.
Здесь перестали толкать вперед, и с заучиванием, и с осмыслением, заменив бессмысленными тестами и уравниловкой во имя поощрения посредственностей, с тем, чтобы не обижать их чувства.
Там с восторгом выбросили всё хорошее, и приняли кошмар нынешней ситуации здесь как систему.
Кто проиграл? Все.
Кто выиграл? Те русские, которые учились на старой системе, и, переехав сюда, вдруг получили инциативу воспринимать новое со своей привычной к учебе задницей, и идти вперед. Потому так много и достигли.
Бог, однако, в помощь, тем русским, которые учатся сейчас там, и попытаются соревноваться с китайцами и индусами здесь.
6 comments or Leave a comment
Сначала хотел назвать эти заметки 'Выходным', но теперь это уже неправда. В моей жизни сейчас нет различий между днями недели. И это хорошо.
Итак, к гвоздям памяти.
Вытащили нас на лекцию в Даунтаун о том, "Как понимать Искусство". В данном случае, живопись. Было дело в нашем знаменитом Арт Институте. Стояли два часа около четырех картин, и разбирали их на косточки. Стал ли я умнее? Кто его знает. Но, скорее всего, след какой то в памяти останется больше, чем без лекции. Трудно продираться через задворки собственной памяти, но дело это интересное. Правда, холод был леденящий на дороге к прекрасному.
Зато вознаградил себя горилкой (уже дома), и провел вечер с двумя весьма симпатичными фильмами, одним - канадским, другим - русским. "Silent Night" и "Врач" с Куценко.
Канадский фильм - из тех, который проходит мимо внимания "Оскаров". Нет ни черных, ни гомосеков.
Но есть - война. Такая, которая повернута своим бесчеловечным концом к растаптываемым ею людям. Но люди эти сохраняют человеческое достоинство. Или возвращаются к нему. Очень трогает. И, конечно, замечательная игра Линды Гамильтон (из Терминатора).
О второй картине. Куценко мне нравился всегда. Фильм, правда, повторяющий многие до этого, но тема жизни и смерти, и творящих Божий Суд врачей, актуальна всегда. И. естествено, не мешает показ красивых женщин. Ну, как водится.
Попробую писать вроде дневника, как смогу, тем более, что вдохновлен последней психологической статейкой, которая сравнивает писанину с шахматами.
Leave a comment
Закончил читать "Ненастье" Алексея Иванова.
Это не первая его книга, которую я открываю, и каждая из них оставляет след в душе. Свой.
С этой впечатления тоже горькие, как с "Общагой", но там как то оставалось впечатление искусственности, замкнутости мирка героев с надеждой, что когда нибудь они из него вырвутся. Здесь - другое. Здесь - настоящее. И нет возможности свернуть для большинства актеров, и придется им пройти через все эти испытания. С потерями для души, для тела, для жизни.
В принципе это не моя страна. Я в ней явно не жил. Но общие корни остались, и можно только гадать, как сложился бы мой путь, если бы не слинял еще задолго до событий.
И всё равно проживаешь каждый момент той жизни, которая могла бы быть твоей. Впрочем, это удел каждого произведения, где автор нашел ключик к моей двери. И где бы ни пролегала колея, на другом континенте, на другой планете, в другой сказке.
Судьбы талантливых, теплых, отзывчивых людей безвозвратно ломаются как в греческих трагедиях. И только спрашиваешь, зачем? Кому понадобилось вот так бросать замечательных людей под колеса? Но нет ответа на это. И не было всемогущих злодеев, и сами они падают туда же, вслед за их жертвами. И можно ли кого нибудь конкретно обвинить? Можно, конечно, но судьба страны не слишком зависит от одного или нескольких людей. Хотя они могут ускорить неумолиный процесс. В большинстве случаев продлить страдания тех, кого затронули их решения.
Вокруг меня очень много таких же ушедших на повороте. Кто то добился здесь большего, кто то меньшего. Им не пришлось проходить через тот выбор, который каждодневно делают оставшиеся. И не известно, как бы они повели себя на месте других. Но я всё же верю, что, в конце концов, выстраданная истина, что "Злые побеждают всегда", в конечном итоге, уйдет в прошлое с каждым маленьким шажком переделывания себя.
Xотелось бы, чтобы это произошло раньше.
Leave a comment